Вечная музыка Дракона

Показать все

Новый сезон Крымского академического русского драматического театра имени М. Горького в Симферополе открывается премьерой спектакля «Дракон» по пьесе Е. ШВАРЦА в постановке заслуженного деятеля искусств Российской Федерации и Автономной республики Крым Владимира МАГАРА, художественного руководителя театра. Завершая предыдущий сезон, эта работа режиссера произвела колоссальное впечатление на зрителя, несколько месяцев вообще лишенного театра, который был закрыт из-за затянувшихся технических проблем. Впервые поставленная на этой сцене, пьеса ШВАРЦА стала мощным спектаклем крупной формы, а музыкальное и художественное оформление оказалось непривычным для симферопольских театралов.

Спектакль поставлен в соавторстве с давним единомышленником режиссера, народным художником РФ Борисом БЛАНКОМ. В Севастополе МАГАР и БЛАНК создали вместе десять спектаклей. И здесь БЛАНК остался верен своему давнему художественному принципу — созданию условно-обобщенного места действия. Это салун «У кота», заменивший шварцевский дом Шарлеманя (В. КРЮЧКОВ). Сюда приходит Ланцелот (Д. ЕРЕМЕНКО) и общается с посетителями-горожанами, которые сильно отличаются от созданных драматургом. Это несколько колоритных пар —- Палач-садовник (Д. КУНДРЮЦКИЙ) и его Мама (Л. МОГИЛЕВА), подруга Эльзы Марта (В. ШЛЯХОВА) с сыном-великаном (А. ЧЕРНЫШОВ). А Тюремщик (И. КАШИН) стал китайцем с неподражаемым акцентом. МАГАР наполнил действие забавными отношениями этих персонажей: зловещими анекдотами от Палача, их взаимной нежностью с Мамой, разговорами на тарабарском псевдоанглийском, ее платочками для «прошеной и непрошеной слезы», садистскими воспитательными приемами Марты в отношении огромного сына и его детскими выходками. А монологи Бургомистра в блистательном исполнении С. ЮЩУКА и его общение с сыном Генрихом (А. КУБИН) становятся интереснейшими мини-спектаклями. Тонко проведена любовная линия Ланцлота и красавицы Эльзы (К. ОВЧАРЕНКО), их зарождающаяся и крепнущая страсть. Это наполняет жизнью шварцевскую сказку, приближая ее к нам, делая близким и понятным каждому, сидящему в зрительном зале.

И, разумеется, МАГАР учел и то, что пьеса, написанная в блокадном 1943 году, обличает фашизм и тоталитаризм вообще. Исподволь в постановку входят антифашистские мотивы: в салуне звучат немецкие песенки и транслируется футбольный матч предвоенных времен, а в начале второго действия в одежде персонажей появляются военные каски и форма, а в воздухе слышен свист пуль и рев самолетов. Песня «Зачем приехал Ланцелот» исполняется появляющимся в люке Д. КУНДРЮЦКИМ словно брехтовский зонг. Брехтовские мотивы вообще присутствуют в спектакле — это и черные костюмы, и котелки персонажей, и песенка Мэкки-ножа на поклонах, ставших, как всегда бывает в постановках МАГАРА, отдельной и существенной частью действия, и графическая четкость черно-бело-красного оформления. В этом видно несомненное влияние БЛАНКА, для которого Брехт всегда был одним из самых почитаемых авторов. Неожиданно оказывается, что и шварцевскую сказку вполне можно соединить с брехтовской эстетикой.

Музыкальность, являющуюся отличительной чертой постановок МАГАРА, впервые довелось оценить симферопольскому зрителю. Постановщик пригласил джаз-бэнд под управлением А. Калиниченко, и музыканты не просто сопровождают действие своей игрой или оживляют обстановку в салуне, они становятся такими же подданными Дракона, как и прочие горожане, по мановению его руки изменяющими свой репертуар. Он дирижирует ими в прямом смысле слова, а всеми остальными — в переносном. Дракон в исполнении А. БОНДАРЕНКО могуч, страшен и великолепен. Он велик и прекрасен, когда транслирует щварцевскую мысль о том, что создал «прожженные души, продажные души, мертвые души», и в то же время вызывает сочувствие, когда эти души бросают его умирать без глотка воды. Одна из лучших сцен в спектакле — обед, во время которого Дракон вдруг велит Эльзе принести метелку, чтобы вымести пепел Ланцелота, и посреди общего веселья горожан охватывает ужас. Резкая смена ритмов спектакля — не просто сценический прием, разнообразящий действие, это и способ создания истинно трагического настроения, воздействия на зрителя.

В постановках МАГАРА и БЛАНКА часто присутствует мир-театр, и здесь на определенное время сцена становится театром в его особой разновидности — театром военных действий, когда Ланцелот сражается с Драконом. Поединок, превращаясь в танцевальное шоу, приобретает восточный колорит.

МАГАР всегда монтирует эпизоды по контрасту, не давая зрителю заскучать и не утомляя его. Массовые сцены, наполненные музыкой, помогают воспринять те действительно серьезные мысли, что рождены драматургом и подчеркнуты режиссером. «Дракон» назван трагикомедией, и это действительно так. Чем смешнее и легче шутки, тем сильнее они помогают оценить серьезность происходящего на сцене.

Ярый приверженец романтических финалов, МАГАР и здесь остался верен себе. На фоне безудержного цыганского веселья незаметно оживает Дракон, сообщая, что он — «в каждом из нас», и дальнейшее поведение Ланцелота не вызывает сомнений в том, кто стал его ближайшим преемником. Но спектакли МАГАРА всегда заканчиваются хорошо, и отважная Эльза убивает переродившегося Ланцелота, оправдывая жизнеутверждающий пафос сказки ШВАРЦА. А мощная и яркая сценография, интереснейшие игровые взаимоотношения героев, драматическая и музыкальная наполненность постановки обеспечат ее долгую и счастливую жизнь на сцене симферопольского театра.

 

Елена СМИРНОВА, театровед

«Аргументы недели-Крым»

01.09.2019

Яндекс.Метрика
Купить билет