О тех, кого помним

                КАЗАЛОСЬ, НОВИКОВ БУДЕТ ВСЕГДА.

 

      Памяти народного артиста УССР,

      лауреата Государственной  премии СССР Анатолия Новикова

 

 Невыносимо сложно писать об Анатолии Григорьевиче Новикове в прошедшем времени. Был в этом почти девяностолетнем человеке такой заряд энергии, что казалось, он будет жить вечно. Увы… Анатолий Григорьевич был жизнелюбом, всегда жил планами на будущее, не «прожектами», а реальными планами, которые целенаправленно претворял в жизнь.

Влюбившись в магический мир театра в далеком 1945, сын строителя из Константиновки сделал этот мир смыслом всей жизни. Театр Новиков любил больше всего на свете, и тот отвечал ему взаимностью. Анатолий Григорьевич работал режиссером и главным режиссером в Чите, Саратове, Липецке, Брянске, Перми. Но только в Симферополе, куда он приехал в 1972 году, в Крымском русском драматическом театре им.М.Горького (тогда еще не имевшим высокого звания «Академический») Новиков  сумел реализовать свой творческий и организаторский потенциал. Именно здесь ему удалось претворить в жизнь многое из своих устремлений. Он строил – и в прямом, и в переносном смысле – театр, как хороший хозяин строит дом. Анатолий Григорьевич сумел поставить своего рода рекорд среди художественных руководителей – сорок пять лет он возглавлял один театр. И этим он искренне гордился! Уже своими первыми постановками на симферопольской сцене Новиков показал, что он обладает столь необходимым для режиссера качеством: с одной стороны не обременять себя пиететом к классическому наследию, а с другой – не позволять себе излишне фамильярного отношения к нему. 141 спектакль поставил Анатолий Григорьевич  на сцене театра им.М.Горького, и трудно выделить из них какие-то особо. Трудно, потому что  уж очень много их, оказавшихся знаковыми и определяющими. Режиссер жесткий, ироничный, Новиков перед публикой не заискивал, не шел на поводу у её вкусов. Он смело смешивал трагическое и комическое, возвышенное и приземленное,  соединял разные краски, создавая спектакли, сочетающие глубину проблематики и оригинальность режиссерского решения. Новиков как художественный руководитель верно хранил традиции русского репертуарного театра, был приверженцем искусства переживания и сценического реализма. Его постановки выстроены филигранно с точки зрения человеческих взаимоотношений героев. Но при этом он не был чужд и других форм выразительности. В масштабных постановках Новикова семидесятых – восьмидесятых годов чувствовалось влияние его учителя – выдающегося Николая Охлопкова. Публицистичность в таких спектаклях, как «Они были актерами», «Версия», «Русь Киевская», «Дальше…Дальше…Дальше…» была ярко выражена, как и бьющая через край экспрессия.  Некоторые  столичные театроведы, не знавшие  у кого учился Новиков, посмотрев его постановки, сразу узнавали фирменный почерк его педагога.

 Особенное отношение было у Новикова к драматургии А.П.Чехова. На крымской сцене он дважды обращался к пьесам «Дядя Ваня», «Три сестры», поставил «Чайку». В этих спектаклях был глубокий камерный психологизм, смелое,  нетрадиционное и одновременно очень чеховское по духу решение. Анатолий Григорьевич блестяще работал в этих  постановках и как актер. Особенно убедителен он был  в образе доктора Астрова. У его героя была  ироничная улыбка, усталые глаза и подавляемое внутреннее кипение страстей.  Новикову – актеру было свойственно  наделять своих героев чертами собственного характера и темперамента. Может поэтому его Астров – не изверившийся человек, он  лишь устал от  серой действительности, но его энергия не угасла. Произнося красивые слова  о будущем, он был далек от абстрактного  оптимизма: он не декларировал, он размышлял; в попытке заглянуть в будущее он  видел свое спасение.

К слову, среди специалистов были и такие, которые принимали далеко не все спектакли Новикова – режиссера, но безоговорочно высоко оценивали  его актерские работы. Известный театровед Юрий Зубков в 1982 году писал об его исполнении роли  Каренина: «… он заставил поверить в своего  Каренина, охарактеризовав его не только как  «злую машину», но и как человека искренне чувствующего и искренне страдающего». Он не боялся вносить современное осознание поступков героев классики. Потому его Астров, говоря: «В человеке должно быть все прекрасно: и лицо, и одежда, и мысли», опрокидывал рюмку водки. Фамусов откровенно приставал к Лизе, а Вышневский в «Доходном месте» менторским тоном произносил: «Так было и так будет».

 Последней режиссерской работой Анатолия Григорьевича стал спектакль «Однажды в Датском королевстве» по шекспировскому «Гамлету». В великой трагедии  Новиков увидел органичное единство двух основополагающих тем его  творчества. Как верно заметила в рецензии на спектакль журналист Людмила Обуховская: «Внимательный зритель найдет в сценическом действе, переносящем нас в Датское королевство, и политические подоплеки, и социальные, и нравственные. Власть и народ. Порядочность и подлость. Закон и беззаконие. Любовь и ненависть. Корысть и альтруизм». За неделю до премьеры Анатолий Григорьевич сказал, что это будет его последняя постановка. Заметив мою недоверчивую улыбку, объяснил: «После произведения такого масштаба вряд ли смогу увлечься ещё чем-то…». Однако вскоре увлекся: мечтал поставить пронзительную человечную драму «Уступи место завтрашнему дню» Вины Дельмар, нашел неожиданное решение для «Короля Лира». А когда осенью прошлого года я принесла ему пьесу «Золото партии», он «загорелся» работой над совершенно новой пьесой Юрия Полякова. Мы подолгу обсуждали, спорили, что должно стать главным, основополагающим в спектакле по этой острой, злободневной, во многом сатирической, комедии.

 Работал Анатолий Григорьевич, как всегда, азартно. Еще за день до смерти он увлеченно репетировал с актерами, проникновенно читал им стихи Константина Симонова. Поэзию он любил и стихов наизусть он знал  великое множество. Особенно часто цитировал строки Евгения Евтушенко:

«Я разный – я натруженный

  и праздный,

  я целе –

            и нецелесообразный,

  я весь несовместимый,

                             неудобный,

  застенчивый и наглый,

                       злой и добрый».

 Думается, неслучайно, ведь они точно отражают суть неординарной личности Анатолий  Новикова, навсегда вписавшего яркие страницы в театральную жизнь Крыма.

                                                                   Людмила Касьяненко